Чеченец: “Я год назад знал, что такие события произойдут в Украине”

интервью чеченца на майдане

“Студвей” старается узнавать жизненные позиции разных людей, многие из которых редакция может не разделять, но считает своей обязанностью рассказать читателям. Сегодня мы поговорили с членом Афганского корпуса Майдана Русланом Арсаевым. Родился в Чечне, гражданин Чеченской республики. Воевал в Афганистане, Никарагуа, Ираке, Абхазии, Тирасполе и двух чеченских войнах. Руслан говорит, что вооруженных сил и танков в Киеве не избежать, а майдановские баррикады – это игрушки.

Двенадцати-, тринадцати-, четырнадцатилетние дети также  воевали.

– Как Вы попали на войну?

– По распределению, сразу после Омского военного, училища меня отправили в Афганистан. Особенно углубляться не хочется. Здесь есть ребята, которые были со мной. Мы тогда были еще дураками, воевали на стороне советской армии. Там не было ничего хорошего.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее.

– В Абхазии мы даже не знали, что выполняем. Если бы Россия напала в тот момент на Грузию, мы бы выступили на стороне Грузии. На стороне слабых. Но слабой тогда оказалась Абхазия. Мы были в отряде Одинокий волк”, командир – Шамиль Басаев. Мы его знали с одной стороны, не подозревали, что он сотрудник ГРУ. Даже не знали, что нам была поставлена оценка 5+ за бой, а за поведения – 2. Мы никому не подчинялись. Мы были наступающая сторона: 200 с лишним человек против 2000 грузин, вооруженных танками, БТРами, техникой.  В течении часа мы все у них забрали, всех пленили.

 Каким образом? Тактические хитрости?

– Когда грузины только узнали, что чеченцы наступают, этого было достаточно. Нас там боятся и уважают, как воинов.

 Вы участвовали в обеих чеченский войнах?

– Да. 31 декабря 1994 года мы обороняли Грозный, куда зашла вся российская техника. Террористы мы, генералы мы, министры. Басаев был один, Дудаев был один, Масхадов был один. А нас – целая плеяда фамилий моих братьев. Все сейчас по заграницам. Ни в каких терактах я и моя фамилия никогда не участвовала, поэтому мы по сегодняшний день пользуемся уважением, даже у врагов.

 В тех событиях принимали участие только военные или мирные жители тоже брались за оружие?

– Мирных граждан было больше, чем самих боевиков. Двенадцати-, тринадцати-, четырнадцатилетние дети также  воевали. В моем городе был мост, через него решили пустить по броду танки. Так вот, дети 15-16 лет на танки прыгали и взрывали. Ни одна бронетехника не прошла.

“После чеченской войны не было никаких этнических чисток”.

 Есть мнение, что там действовали по большей части криминальные группировки.

– Мало кто знает, даже живя в России, что происходило на самом деле. Пока в 91 году не произошел переворот, Дудаева там даже не было. Нам его прислал Борис Ельцин и спикер  парламента Руслан Хасбулатов. Прислали как президента, из-за нефти. Думали жирный кусок пирога отхватить. Но Дудаев сам оккупировал власть. Сказал, что сначала накормит свой народ, посадит на машины. В течении 10 лет каждый, достигший 18 лет, будет иметь свою квартиру, а потом мы будем разговаривать насчет нефти. Вот и началась конфронтация. Даже на период войны 31 декабря ни одной бумаги с чеченской стороны с президентом не было подписано, что мы выходим из состава России.

А “криминальными отрядами” кого мы назовём? В них входили: бывшие сотрудники КГБ, бывшие советские командиры, бывшая советская армия. К ним пленным нежелательно было попадать, это и россияне знали.

 А как же неоднократные случаи, когда повстанцы брали много заложников и убивали их?

– Знаете, после чего это всё началось? Это 95 год. Предложили россиянам: “Мы вам отдаем живых пленных в обмен на мертвых”. Они вроде соглашаются, привозят 3 Камаза. И когда борты открываются, там лежат трупы: изуродованные – отрезаны уши, носы и рты… Обмена не произошло. И с этого момента пошла обратная реакция. И россияне все поняли. До того случаев убийств пленных вообще не было.

– А как Вы прокомментируете убийство главы горсовета В. Куценка, ректора государственного университета В. Кан-Калика и проректора А.-Х. Бислиева?

– Насчёт Куценко: было заседание партии. Народ ворвался, все остались на местах, а он от страха сам выпрыгнул в окно. Вот и всё. Я там был и сам видел. А про Кан-Калика и Бислиева не знаю.

 Как Вы относитесь к тому, что после Первой чеченской войны начались чистки нечеченского населения?

– После чеченской войны не было никаких этнических чисток. Вот я живу в городе Аргуне, Сахарный поселок. По сегодняшний день там живут русскоязычные, и никто им никогда ничего не делал. И про разрытые могилы –тоже ложь. Чеченец никогда не тронет могилу, даже своего врага.

– И всё таки кто-то это делал.

– Это шакалы, они даже взрывали. А также смешанные подразделения со всех стран мира, интернационал: американцы, французы, норвежцы, африканцы, арабы, украинцы тоже были. Все из-за денег. Боевикам лишь бы платили. Например, отряд “Белые колготки”, где снайпера: украинки, белоруски, прибалтийки. На дежурство давали по 5 патронов, за каждый выстрел – 1200 долларов.

 Вы так не работаете?

– Я приехал-то вообще кукурузу охранять на колхозном поле.

интервью чеченца на майдане

 Когда Вы впервые попали на войну, сложно было стрелять в человека?

– Нет, мыслей вообще нет. Ужас есть, на войне за смерть вообще не думаешь. Это уже так обыденно: на пули внимания даже не обращаешь. Или ты, или тебя. Третьего нет. Чувство страха я потерял еще до войны.

–  Было такое, чтобы Вы дружили с теми, против кого воевали?

– Да, я и сейчас в очень хороших отношениях с грузинами. Они всё понимают.

Дома я уже в розыске только из-за того, что приехал в Украину.

 Что Вы чувствуете, находясь на Майдане?

– Люди так же стояли на площади в Чечне. Все так мирно начиналось в 91-ом году. И прошло мирно, выбрали себе президента, а дальше сами знаете, что случилось. Все, что я сейчас переживаю, я уже пережил. Честно, я год назад знал, что такие события произойдут в Украине. Даже знаю, чем это все закончится. Малейшее нападение военных для Украины – это начало гражданской войны.

 А что делать, если Майдан неорганизован?

– Это только кажется, что Майдан неорганизован. Умные люди уже давно все организовывают.

 Как Ваш отъезд сюда восприняли дома?

– Дома я уже в розыске только из-за того, что приехал в Украину. Семья у меня во Франции, не вижу их уже с 95 года. Один брат живет в Австрии, другой в Бельгии, два брата в Ницце. Не могу выехать, потому что “невыездной” из-за войны. А сейчас мне светит срок, что я сюда приехал.

 То есть у Вас есть собственный интерес по отношению к Европе?

– Конечно, есть. Сына я видел один раз в жизни, а дочку еще ни разу. Только фотографии. Жена выезжала, когда была беременна. Но интерес не только собственный. Это и борьба за идеалы, за Украину, украинцев. И в первую очередь – против России.

 Вы были на штурме КабМина 24-го ноября?

– Я с 23 числа здесь, я побывал везде, везде принимал участие.

 Ваши впечатления, как военного.

– Очень много командиров, которые даже не знают, что творят. Народ у вас очень простой. Всем кажется, что всё принесет хороший дядя на блюдечке. Никто власть не отдаст. Вот так простоишь и ничего не добьешься.

интервью чеченца на майдане

 Но Майдан неоднократно настаивал на том, что он – мирный. Вы за то, чтобы быть агрессивнее?

– Конечно, надо вести партизанскую войну. Не убивать, но хотя бы дороги перекрывать время от времени. А вообще, надо всем бизнесменам Украины хотя бы месяц не выплатить налоги. Платить будет нечем – уничтожат сами себя. В Чечне сразу вооружались. Вам нельзя, потому что другая ситуация. У нас есть кровная месть – хорошая штука, мощный сдерживающий фактор. У нас оружие продавали, как семечки на базаре, но здесь совсем по-другому.

 Как Вам баррикады? Они могут кого-то сдержать?

– Никого они не сдержат, трактор “Белорусь” их пробьет. Это умные люди понимают. Такое впечатление, что так делают специально для показухи.

– Как Ви относитесь к “Беркуту” и внутренним войскам?

– Я их всю жизнь ненавижу, но в армию всё равно нужно идти. И в милицию тоже. Какие бы ни были милиционеры, без них начнется вакханалия.

– Что собираетесь делать дальше?

– Воевать. Мы уже давно готовы.

Фото автора.

Помилка в тексті? Виділи її, натисни Shift + Enter або клікни тут.

comments powered by Disqus