Чеченец в Крыму: татары будут сидеть тихо

майдан флаги украина

Население Крыма затаилось в ожидании снижения цен, повышения пенсий и качества жизни. Все расселись по своим домам и ждут, когда в дверь постучится благополучие. На общем фоне Крыма резко выделяются татары. Бойкот референдума, митинги, акции протеста. Но что самое интересное: большинство татар далеки от политики. Для многих из них на первом месте религия. Ну, и разумеется, беспокойство за свои дома и семьи. Но это тоже фикция, считает Казбек, уроженец Чечни.

Я встретил этого неприметного, на первый взгляд, человека в Севастополе. Казбеку под 50. На своем веку он пережил две чеченские кампании, побывал в плену, был беженцем, и даже успел побывать на Майдане. Обо всем этом он мне немного рассказал на неплохом русском, хоть и с заметным акцентом. Трудность в произношении не затрудняла разговор, но впоследствии значительно затруднила его письменное изложение.

Да я бы давно уже был бы гражданином Венгрии, но депортировали.

─ Значит, ты родился в Чечне?

─ Родился и жил. Я вырос там.

─ А родной город – Грозный?

─ Грозный ─ это столица. Мой родной город  Тунгус-Мартан.

 А как получилось, что ты и в Европе побывал и даже на Майдане?

Я по статусу беженца был в Венгрии. Сначала приехал в Ужгород, в Закарпатье, потом в Венгрию. По закону нужно было венгерское гражданство, так что меня отправили в лагерь для беженцев, дожидаться через миграционку. Я не стал дожидаться и уехал в Вену, в Австрию, потом в Баден, Хайкерсен там есть лагерь. Там сдал интервью, и мне сказали, что мое гражданство будут рассматривать только через Венгрию. Обратно я отправился через департационную тюрьму.

 Выходит, что ты стал беженцем во время первой чеченской кампании?

Во время второй. Первая в 1993-м. Я в Чечне был тогда. Началась она при Джохаре Дудаеве, слышал про такого? Я тогда работал в комитете по правам человека, сотрудником информационного отдела.

 А во время второй решил уехать?

Да я бы давно уже был бы гражданином Венгрии, но депортировали. Австрия передала Венгрии, а она передала в Чоп, в Закарпатье. На Украине дали 15 дней, чтобы я покинул страну. А это все через Киев надо было оформлять.  Приехал в Киев, а там  революция. Посмотреть зашел туда.

 И так там и остался?

─ Да.

 А ты там в какой-то сотне был?                                

Нет, ни в какой. Я не мог, я же иностранный гражданин.

 Дрался там?

Нет, не дрался. Я просто наблюдал.

 То есть в январе-феврале ты на Институтской и на Грушевского не был?

На Грушевского был, видел это все со стороны.

 Не пострадал там?

Немного пострадал (с этими словами Казбек приподнял голову, показывая небольшой, но заметный шрам на горле ─ авт.). А так полностью всю ситуацию видел, от начала до конца: где, кто, какие сотни, «Правый сектор», Саша Белый, он ведь тоже в Чечне воевал. Много всего видел.

Турция хочет  сделать Крым частью Османской Империи, как раньше.

 А здесь в Крыму давно?

Да, приехал сюда, зарегистрируюсь, чтобы жить здесь, буду россиянином, да и отсюда легче домой поехать. Тут и кадыровцы наши уже есть, и вообще чеченцев много.

 Ты с ними общался?

Да, общался, в Керчи. Их потом перекинули в село Воинка. Они мне рассказали о встрече Рамзана Кадырова с Рефатом Чубаровым, на которой он сказал Чубарову – «не суетись». Из всего населения Крыма 12% татар, ну куда им соваться? Они только вернулись, жить начали. Им и так дали возможность жить, работать, построить дома, мечети. Ну, куда им воевать?

 Как ты думаешь, почему они хотят остаться в Украине, выступают против присоединения к России?

 Татары за Украину? А они в ней есть? Они также, как и чеченцы думают, что если будет война, то их обратно переселят. У татар ведь здесь влияние какое? – Альраид. Ее скоро закроют, в России это запрещенная экстремистская организация. (С этими словами он вытащил из кармана длинной грязной куртки газету, которую до этого так тщательно укладывал – авт.). Это турецкая и арабская секта, оттуда же и финансируется. Все эти мечети и прочее. Вот так, как татары здесь в Крыму ходят, в России не ходят. Ты же видел, как ходят тут татары? – С бородами, в хиджабах. В России так не ходят уже. У них все эти организации запрещены, они более экстремистские. Они не находят поддержки не только среди русских, но и среди мусульман. Я тоже не люблю, когда они так ходят. «Иншааллах» говорят. Сами ничего не делают, только провоцируют народ. Скоро все закроется, этот Альраид закроется, некоторые мечети закроются, в Крыму немало экстремистских мечетей, которые не подчиняются единому центру.

 Прости, я плохо разбираюсь в исламе, а где этот «единый центр»?

В данный момент это только мусульманское общество в Москве. Ему надо подчиняться, а не всяким сектантам, которые вырождаются, не подчиняясь единому Корану. У вас ведь тоже секты есть?

 Они везде есть.

Ты меня сейчас хорошо послушай: отсюда, из Турции, через все эти сектантские группировки, в Чечню доставляли огромные суммы денег, огромные! Для снабжения чеченских боевиков. Сейчас этот путь закроется.

 Вот оно что. А какая Турции выгода от Крыма? Турция против присоединения Крыма к России?

Конечно против! Говорит неофициально, по-другому сказать не может, что Турция хочет  сделать Крым частью Османской Империи, как раньше, что-то вроде автономного исламского халифата.

 Как они собирались это сделать?

Они видели, что Украина слаба, она не могла никак влиять на Крым. Со всеми этими группировками, которые Киев тоже снабжал. Сейчас в Крыму много чего изменится. Но случится все это так медленно и аккуратно, что мы с тобой даже не заметим. Поэтому татар ты редко сейчас увидишь. Я общался с ними, они запуганы.

Рамзан Кадыров четко сказал, чтобы татары не предпринимали никаких действий.

 Ты слышал про такую организацию, как Хизб Ут Тахрир Ислами?

Ты имеешь ввиду казанскую? Татарстан. Она в Казани действовала. Но в России она запрещена, поэтому они оттуда сбежали сюда.

 Скажи, а есть ли у крымских татар какое-то оружие или тренировочные лагеря, в которых они проходили бы подготовку?

Да нет. И быть не может. Потому что им Рамзан Кадыров четко сказал, чтобы они не предпринимали никаких действий, вы что, смеетесь что ли? Путин не зря его сюда прислал, мусульманин мусульманина поймет. Поэтому татары сейчас абсолютно ничего не делают. Разве что скоро закроют все свои секты или переименуют, больше ничего. Они ведь только начали жить здесь, им обратно в депортацию не надо. Прекрасно ведь понимают, что в случае чего все их мечети сожгут в два счета.

 А все их митинги, бойкоты?

Они надеялись на помощь Украины. Я разговаривал с Искандером Бараевым, из Меджлиса, он мне сказал, что они от нее помощи ждут. У них были связи, обмен информацией, пересылка денег. Они думали, что такой же переворот смогут сделать. И насчет этого они проиграли. На Украине были заняты дележкой денег и помощь посылать не собирались.

 Как ты думаешь, что будет дальше?

Да ничего особенного. Все, что с Крымом могло случиться, уже случилось. Осталось только ждать и наблюдать.

 А ты домой вернуться не хочешь?

Меня туда ничего не тянет.  Когда-нибудь, может быть, и поеду, но у меня там не больше чем здесь. Уже сколько лет прошло.

 А что здесь будешь делать?

Не знаю. Все, что угодно.

Помилка в тексті? Виділи її, натисни Shift + Enter або клікни тут.

comments powered by Disqus