Сергей Глазго: фотограф-отшельник

фото Глазго

Сергей Глазго – фотограф. Возможно, Вам встречались его работы, а возможно, и нет. Но в любом случае, на них стоит посмотреть. Только перед этим одно уточнение: аппарат Сергей взял в руки всего три года назад. А сегодня он – волонтер Общественного ТБ, снимает революционные события и рассказывает о том, как начал заниматься фотографией, почему любит снимать бездомных и куда отправится путешествовать.

фото Глазго

 

Работать на кого-то подобно рабству.

– Привет, Сергей. Для начала расскажи, откуда ты родом? Где живешь сейчас?

– Я из города Шахтерска Донецкой области. Где живу? Не знаю. Нигде.

– В смысле “нигде”?

– Да в прямом. Реально нигде. Раньше работал в Киеве. Консультантом в магазине, но вскоре понял, что работать на кого-то подобно рабству. Потом в Харькове пожил, да по личным причинам пришлось уехать. А в Киеве как раз в то время началась революция. И вот теперь я здесь.

– А когда она закончится, куда подашься?

– Планы такие: или уеду в Харьков, что очень маловероятно, или останусь в Киеве, если смогу устроиться  фотокорреспондентом. Другой работы не приемлю. И третий вариант: возьму большой рюкзак, палатку ‒ и свалю далеко и надолго. Пешком, автостопом, как повезет. И пока думаю – на запад или на восток двигаться? На движение в Европу понадобятся  деньги, а их у меня будет минимум. Рассматриваю как вариант  продажу своего цифрового фотоаппарата. В дороге мне все равно негде его заряжать, да и могут украсть.

– Подожди-ка, а фотографировать на что будешь?

– Пленочный аппарат возьму. Это для дороги вариант идеальный.

– Ты вообще давно фотографируешь?

– Да только годика три. К тому же, на год делал перерыв.

– Это маленький опыт. А как начал снимать?

– Сначала собирал в Интернете картинки, рисунки, сохранял, выкладывал в блог. Потом перешел на фотографии. И вдруг подумал, а почему бы мне самому не взять аппарат и не попробовать? Начал с пленки, а потом и на цифру переориентировался. Так прошел год, на протяжении которого я ежедневно что-нибудь да щелкал.

– Что тебе необходимо для работы? Какие условия?

– Да любые. Мне даже денег не надо. Еда, кровать, Интернет есть ‒ и достаточно.

фото Глазго

– Ты пытался устроиться на работу в Киеве?

– Разумеется. Но понял, что сегодня такой профессии, как фотокорреспондент, – не существует. Сейчас по большому счету фотографами могут быть все. Сегодня любой человек снимает на телефон и не “парится”. Благо, качество на мобильных устройствах позволяет. Таким образом, информация мгновенно попадает в Интернет из любых, в том числе горячих, точек. Возникает вопрос: зачем теперь вообще фотокорреспонденты? К тому же, не хочу снимать какую-то политику и прочее дерьмо. Я не против, чтобы меня закинули в какую-то горячую точку. И  даже не против схлопотать пулю в лоб. Поэтому, когда приехал на Грушевского, то просто в своей тарелке оказался. Люди бросают “коктейли Молотова”, вокруг летят камни. По сути, “стремно”, но меня поперло!

фото Глазго

– А портреты делаешь?

– Нет. Ценю спонтанные фотографии. Если на улице повстречается какой-то интересный человек, то не буду подходить и спрашивать: “Можно ли Вас сфотографировать?” Не люблю этого: просить человека встать в определенную позу и командовать, куда повернуться и что делать.

– Такие спонтанные попытки фотографировать незнакомцев не вылезали боком?

– Пока нет. Хотя недавно произошла одна история. На Грушевского увидел мужчину. Он спал возле костра на покрышках, и я настойчиво начал его снимать. Раз кадр, два кадр, три… В итоге, он проснулся,  сорвался и накричал. На улице тоже такое время от времени происходит, но это уже не важно, если на руках есть хороший кадр. Всегда можно вовремя убежать (улыбается).

Люди часто обращают внимание на камеру, пялятся, начинают грубить, чтобы я их не снимал.

фотограф Глазго

– Ты сейчас работаешь на Общественном ТБ, правильно?

– Не совсем, я волонтер. После размещения в Интернете поста о том, что меня не пускают на баррикады без удостоверения прессы, одна девушка  меня пригласила на Общественное ТБ. Там мне оформили удостоверение, а также выдали все для безопасности – очки, бронежилет и каску. Теперь я высылаю телевизионщикам фотографии, а они постят их у себя.

– Какие ты можешь дать советы начинающему фотографу?

– Читать книги! А вообще, необходимо найти товарища, который занимается фотографией, и обучаться у него техническим приемам. Дальше все зависит от конкретного человека.

– Как ты относишься к фотокурсам? Помогают или же это просто трата времени и денег?

– Фотокурсы подходят для той категории  людей, которые хотят не фотографировать, а просто учиться. Есть такое занятие в жизни – учиться.

– В фотоконкурсах часто принимаешь участие?

– Честно? Ни в одном не участвовал. Да, знаю, что их сегодня масса, но я как-то не обращаю на них внимания.

– С какими трудностями ты чаще всего сталкиваешься в работе?

– Не терплю повышенного внимания посторонних. Люди часто обращают внимание на камеру, пялятся, начинают грубить, чтобы я их не снимал. Неприятно, и часто можно нарваться на  оскорбительные комментарии. Становится морально сложно. Но я с этим борюсь. А в остальном только непогода мешает. Мне не нравится снимать в дождь.

В этом мире уже ничего нового не сделаешь.

– Можешь утверждать, что отличаешься собственным стилем?

– Нет, и причина очень простая. Мне кажется, что в этом мире уже ничего нового не сделаешь. Все копируется и изменяется. Когда я работал над  социальной тематикой, то любил фотографии обесцвечивать. И это создавало иллюзию некоего стиля, хотя я понимал: подобные снимки уже существуют. Да, найти свой стиль, конечно, круто. Но я не пытаюсь.

фото Глазго

– Есть такие фотографы, на которых ты равняешься?

– Кумиры? Нет, кумиров нет. Я даже перестал просматривать фотографии в Интернете, поэтому не знаю, кто как снимает.

– У тебя уже были собственные выставки?

– Да, одна. В заведении “Кофе Тут”. Там я понял, что не хочу устраивать свои выставки в заведениях, где люди кушают (смеется).

– Сегодня фотография обрела вторую жизнь. Как ты сам сказал, люди могут фотографировать все, что видят, на телефоны. Ты можешь назвать снимки, сделанные на айфон или же андроид, фотографией?

– Да, конечно. Я не вижу разницы. И то, и то фотография. Единственная разница – размер и качество.

– Дай определение слову “фотография”.

– Картинка.

фото Глазго

Меня интересуют бездомные, отшельники, сумасшедшие.

– Ты фотографируешь много людей. Бывает, что одних ты сразу забываешь, а к другим мысленно постоянно возвращаешься?

– Да, конечно. Такое точно наблюдается. Кого попало на улице не снимаю. Обычные прохожие не “цепляют”. Меня интересуют бездомные, отшельники, сумасшедшие. Люди, которые выглядят эпатажно, живут не как все. По сути, мечты пуститься в большое путешествие тоже в какой-то мере связаны с отшельническим образом жизни. Вот чем интересны люди, ходящие по асфальту? Ничем. А если это человек, лежащий на асфальте? Совсем другое дело!

– Детей фотографируешь?

– Нет, я этого не люблю.

– Я так понимаю, что о снимках состоятельных людей речи вообще быть не может?

– Может. Это обычно мои друзья. И обычно они позируют голыми.

Фото: Сергей Глазго.

Помилка в тексті? Виділи її, натисни Shift + Enter або клікни тут.

comments powered by Disqus