Мечта об Украине: миссия в Австрии и работа в Ukrainian Crisis Media Center

Мечты, амбиции, напряжение и внимание всех интеллектуальных сил — вот что нужно современному гражданину Украины, чтобы помочь стране и сделать для нее что-то, «сделав себя». Лиза Ясько, менеджер проектов и помощник члена правления Украинского кризисного медиацентра рассказала «Студвею» о работе центра, Европейском Форуме Альпбах и своих мечтах, воплощенных в маленьких делах.

Ясько

Украинский кризисный медиацентр появился в марте 2014 из инициативы нескольких экспертов в международных отношениях, медиа и пиаре с целью предоставить миру объективную информацию о событиях в Украине: на Евромайдане, в Крыму, а позже – и на востоке Украины. Задачей центра было построить надежную и качественную систему информирования о событиях, которые менялись буквально каждый час. Нарастающий кризис требовал быстрого и профессионального информационного ответа. Украинский кризисный медиацентр – еще один пример успешной самоорганизации украинцев, которые готовы отдавать силы и энергию для спасения государства и ценностей, которые им дороги.

Лиза Ясько – выпускница Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, философского факультета, по специальности «политология», трехразовая стипендиатка программы Фонда Виктора Пинчука Завтра.ua, участница программы стажировки в Верховной Раде Украины, многочисленных украинских и международных форумов, политических и научных программ. В Украинском кризисном медиацентре Лиза работает с весны 2014 года.

— Твой график довольно насыщенный: поездки, форумы, конференции. Расскажи о самом интересном событии последних месяцев?

— Наверное, самым интересным и впечатляющим было участие в трехнедельном Европейском форуме Альпбах. В послевоенные годы в Альпах встретились художник и ученый и решили, что им нужно создать мероприятие, на котором будут собираться политики, общественные активисты и бизнесмены. Общая цель мероприятия — мир в Европе.

В Форуме принимает участие около 4 000 человек. Здесь Нобелевские лауреаты, политики, бизнесмены, и вместе с ними – студенты, которые могут напрямую с ними общаться.

Форум состоит из множества мероприятий, есть мощная учебная составляющая – неделя семинаров, по итогам которой можно получить сертификат.

Формат форума самый лучших из всех, которые я когда-либо посещала – множество мероприятий и интересных людей.

В Европе демократия чувствуется даже в воздухе

—  С чем ты можешь сравнить Альпбах?

—  Ялтинская Европейская Стратегия YES, ClintonGlobalInitiativeUniversity (принимала участие этой весной в США),KyivSecurityForum, посещала также и Дипломатический форум фонда Горчакова в Москве. Об украинских форумах в данном случае говорить не буду, но из всего, что я видела – это уникальное мероприятие, со своим неповторимым европейским колоритом.

Из общих наблюдений – вот в Европе действительно есть демократия, и это видно на таких мероприятиях, как Альпбах. Даже в самом формате форума прослеживается внимание ко всем инициативам, предложениям; можно организовывать что-то самому, предлагать что хочешь. И это все при том, что есть замечательная программа форума, где постоянно теряешься в выборе – а на какое мероприятие пойти – посидеть в неформальной обстановке с другими участниками конференции и обговорить культурную политику Швейцарии с швейцарским дипломатом, узнать, как именно работает австрийское СМИ от ведущих редакторов, послушать лекцию о технологиях от профессоров Принстона.

Ясько

— Расскажи о буднях форума.

—  За завтраком можно посидеть с каким-нибудь мэром Вены и обсудить ее городскую жизнь. Потом идешь на лекции про головной мозг от нобелевского лауреата и, как типичный гуманитарий, ничего не понимаешь.J В обед в каком-нибудь местном пабе за шницелем встречаешься с журналистом мирового издания, а вечером идешь на крутое мероприятие или концерт, где играют, например, голливудские музыканты.

Воздух, Альпы, при этом очень холодно, а ты постоянно общаешься, думаешь и очень устаешь. А вечером — выбор разных вечеринок.

Австрийцы живут в мире империй

Что касается австрийцев, мне кажется, они близки украинцам, но есть то, что их от нас отдаляет – это то, что они живут в мире глобальных и великих государств. Австрийцы верят империям — Австро-Венгерской, Российской, Французской… Они просто не понимают, что происходит в Украине.

Интересно, что мне кажется у нас с ними похожее чувство юмора.

В тоже время мы поняли, что мы там конкурентные — в Австрии, ты не просто европеец, но со своими знаниями, амбициями, умениями и искренними желаниями — мы можем выигрывать там. Это шикарное осознание. Я и мой молодой человек — математик со своим начинающим айти бизнесом, он чувствовал себя очень конкурентным не только в тусовке IT. Маленький пример – он стал чемпионом по шахматам среди участников Альпбаха. А в словесных перепалках о событиях в Украине с представителями различных национальностей – за нами всегда было последнее слово.

— Какое мероприятие впечатлило больше всего?

— Была на одном мероприятии: политика соседства в Восточное Европе, на нем были представители ООН, ЕС, дипломаты. Мы рассматривали разные кейсы по политическим проблемам. Мероприятие построено в форме семинаров и длилось 6 дней, каждый день новая тема, и было даже домашнее задание — конспект, чтобы получить сертификат.

В этих семинарах принимали участие около 150 делегатов. Разбирали, например, вопрос про аннексию Крыма и голосование в ООН. Вопрос был о том, много это или мало, что аннексию осудило 100 государств.

Очень интересная аудитория – люди знающие и любопытные. Но иногда они задают такие вопросы… Одна девочка встает и спрашивает — почему Украина ущемляет права русскоязычных? И начинается активное обсуждение, и все смотрят на это как на реальную проблему — ущемление прав русскоязычных.

Делать что-то для Украины только через себя

— Я слушаю, и понимаю, что не могу больше это терпеть. Прошу микрофон, поворачиваюсь ко всем, говорю: – я русскоязычная, мой парень – украиноязычный, родители –  русскоязычные, но, например, прабабушка и прадедушка – украиноязычные. Родители стали говорить по-русски, потому что пришла (российская) советская власть и закрыла украинские школы. В жизни я всегда говорю на двух языках. И нет никакой проблемы в том, что кто-то говорит по-русски, а кто-то – по-украински. Вы должны понять: языковой проблемы в Украине нет.

Я была удивлена, но люди начали хлопать этим словам. Я сказала об этом на второй день, и потом две недели ко мне каждый день подходили, говорили спасибо за то, что я им об этом сказала.

После этого случая я поняла – если мы что-то хотим сделать для Украины, нужно делать это через себя.

Ясько

Другой важный отзыв, который я получила, от одной итальянки. Она сказала, что никогда так много не узнавала об Украине. И мне хочется их заинтересовывать Украиной как чем-то хорошим и интересным.

— Какая была делегация от Украины на форуме?

— Всего украинская делегация насчитывала около 40 человек, и треть из них – те, кто в Украине не живет. Я должна признать, что Альпбах мне дал возможность посмотреть на украинцев со стороны, на все наши протесты против «глибоко занепокоених». Мы, украинцы, продолжаем уделять много внимания тому, что нас не поддержали или еще что-то…  и слишком много «страдаем» и просим «помощи». Наши «шевченковские страдальчества» не всегда бывают к месту.

Австрийцы в восторге пели песню «Лента за лентою»

— Кроме того, это не всегда понятно европейцам, которые просто живут в другом мире. И это хорошо, что есть другой мир, что им неизвестны наши проблемы. Один из спикеров сказал: «Мы должны признаться, что у нас есть привилегия жить в скуке, и мы много не понимаем потому, что живем в этой привилегии». И это так: в таких странах, как Швейцария журналистам иногда просто нечего делать, там не происходит ничего из ряда вон выходящего.

Со стороны украинской делегации много месседжей было о том, что Европа лишь «deeplyconcerned» и что, Путин – Гитлер, «нам нужна помощь, а вы не даете». Но нужно чтобы люди узнавали что-то об Украине, причем хорошее. Мало говорить, что Путин – зло. Мы столько протестуем и критикуем, но ведь можно в это время можем делать что-то хорошее.

— И ты пыталась сделать что-то такое на форуме?

— Я и мой молодой человек, который принимал участие в технических и научных секциях форума, пытались постоянно через общение рассказывать о Украине: о ее культуре, жизни, народе. На одной вечеринке мы раздали участникам слова повстанческой песни «Лента за лентою». И мы учили иностранцев ее петь. Мы пели под гитару, и все участники были в полном восторге. Потом мы учили их нашему традиционному «Будьмо, гей», пытались и потанцевать ручеек. Людей это тронуло.

Другая возможность была предоставлена на SpeakersNight, когда каждый из участников, который попал в особую лотерею, мог взять микрофон и говорить все что угодно на протяжении 3 минут.

Украинская делегация решила воспользоваться этим случаем, и мы подавали как можно больше заявок. В результате у Украины было целых два голоса, и шесть минут вместо трех.

Для меня это был настоящий вызов. В зале – 300-400 человек, была настоящая возможность тронуть аудиторию и себя развить, проверить свои возможности.

Я готовилась по речам великих людей, читала про разные «приемы», которые важны в ораторском искусстве.

Ясько

Я вышла с маленьким флагом Украину на сцену, и говорю –  вы думаете, если я вышла с флагом Украины, я буду говорить про Украину? И сама себе отвечаю — да, вы правы, – я буду говорить об Украине.

Да, я знаю, что сейчас вы много говорите и слышите об Украине, но забудьте все, что вы знаете. Послушайте историю девочки, которая стоит перед вами – мою историю.

Я буду говорить о мечте. Когда я была маленькая и много путешествовала, то часто слышала вопрос: «Украина? Это где? Это Россия?». Я мечтала, чтобы когда-нибудь настал день, чтобы так больше не было. И сейчас все изменилось: мир узнал мою страну.

И когда я думаю, о том, что изменилось за последний год, о том, что моя мечта сбылась –  я закрываю глаза и слышу голос своего народа — он красив, как песня, и я не могу его не слышать. Мы кричим, мы хотим изменений. Мы кричим и кричим очень громко — и что слышим в ответ — глубоко озабочены?

Во время Майдана мы поняли, что, если мы хотим что-то изменить в своей стране, быть встревоженным – недостаточно. Нужно действовать, что-то менять…  Да, мы чему-то научились на Майдане.

Чтобы изменить что-то в своей стране — нужно мечтать. Я спросила у европейцев, как часто они мечтают о счастливом будущем своей страны и что делают для этого? Но в ответ ничего не услышала.

Да, нам сложно, но мы, украинцы, научились идти и что-то делать сами. Пусть с ошибками, да, мы идем как слепые котята, но у нас есть мечта, мечта об Украине.

Для меня эта речь была лейтмотивом всех мыслей об Украине. Я надеюсь, что могла донести эти мысли Альпбаху, но это изменило и мое сознание. Я хотела их заинтересовать и сделать что-то хорошее для Украины.

Нам никто не поможет, им не понять, и это хорошо

То, что сейчас переживает страна – наши проблемы, но мы учимся, и это важно. Мне кажется, это прекрасная художественная история, если мы это все «разрулим» — это будет пример, красивая сказка. Я хотела бы жить сказками и красивыми мифами.

Тема украинской мечты –  для меня она пафосно-творческая, но эта тема, которую я хотела бы развивать. Возможно, даже в формате научном. Интересно, что, когда я потом обсуждала свою тему мечты с одной из девочек в украинской делегации, она сказала: «Ах да, конечно, ты же из Стипендиатов программы Пинчука, мечта…». Я сначала даже не очень поняла, о чем она, и только потом подумала, что горжусь этим, и что Завтра.ua достигла каких-то целей, установив такие ценности.

На форуме я пыталась общаться с разными политиками, очень интересно мне было со швейцарцами, они живут в своей стране и своей страной — я пыталась использовать эту возможность, чтобы донести что у нас есть много всего хорошего и интересного, что у нас прекрасная и способная нация, что у нас есть люди которые хотят изменить мир к лучшему.

— Какие мифы об Украине и для Украины ты бы развивала?

— Миф о самоорганизации, о том, что мы способны на самоорганизацию так, как какие-то античные жители полисов. О том, что мы живем ценностями французской революции, Европы, и в этом смысле сегодня мы больше европейцы чем кто-либо. Здесь есть и этнический элемент — к нам мигранты не приезжают, потому что у нас плохо, и сейчас это наше преимущество.

Я поняла – то, что я там увидела, меня сильно запутало. Что делать: кричать об Украине, или не кричать? Для себя пришла к выводу – заниматься своим делом, через себя, через личные контакты что-то делать, через свои успехи – делать что-то для Украины. Делать скромно, со вкусом и в меру. «Що не занадто, те здраво».

Ясько

— Как мы воспринимаемся европейцами сейчас?

— С одной стороны, для них очевидно, что мы – европейцы, и нам уже не нужно это доказывать. Но, с другой, сейчас мы воспринимается как конфликтная страна, близкая Балканам, Косово.

Когда слышу критику в адрес высших руководителей Украины, представляю себя на их месте

— Чтобы тебе хотелось делать для Украины сейчас?

— Мне нравится работать в Украинском кризисном медиа центре, это сложная, но очень важная и интересная работа. У меня ненормированный рабочий день, я часто работаю по выходным, и ночью могу получить срочное задание. Еще пару лет назад, я думала, что после 21 в целом уже можно идти в депутаты. Сейчас я так не думаю и хочу набираться опыта.

Я думаю о том, как у нас сейчас критикуют политиков высшего уровня. Но ведь какая это ответственность сейчас — руководить чем-то. Вот нужно ли некоторым политикам спать по пару часов в день, отвечать за всех, оставить в стороне дело всей своей жизни и решать все, что никогда не решалось?

Можно поставить себя на их место, кто то меньше кто то больше может нравится, но все эти люди — живые, которые имеют свои чувства.

А если вдруг кому-то из них захочется просто расплакаться при виде того, как матери, жены потеряли своих мужчин на войне?

Сейчас мне важно делать такие вещи, маленькие, но которые могут что-то менять, в сознании окружающих людей. Я люблю хорошие, душещипательные истории, которые заставляют человека задуматься о своей жизни.

На работе сейчас много стрессов. Простой пример —пресс-брифинг, и один из спикеров подключён через скайп. И тут – проблемы со связью, нужно что-то сказать, не глупость какую-то, и все очень быстро решать, быть в полном внимании и на показывать панику.

А у нас при этом прямой эфир. И права на ошибки нету. То, что происходит в центре иногда похоже на театр, и это мне близко и понятно – есть сцены, есть кулисы. За кулисами могут быть проблемы, переживания, но на сцене все должно быть хорошо.

Другие истории – брифинги — родственников погибших украинских солдат. Тут слезы, эмоции, а ты должен быть полностью от этого отключен. Это невозможно. Бесчувственным быть невозможно.

Из приятных моментов работы — к нам приезжал директор FreedomHouse Дэвид Крамер, мы с ним знакомы с одной конференции. Заканчивается брифинг и он подходит ко мне и говорит —  рад тебя вновь встретить. И это так приятно, что этот человек, который общается с тысячами — меня запомнил. Это дает и другое осознание — что круг людей в этой сфере не такой уж и широкий, ты постоянно пересекаешься с какими-то людьми в Украине и даже в мире. Это не может не радовать.

Фото: Лизы Ясько.

Помилка в тексті? Виділи її, натисни Shift + Enter або клікни тут.

comments powered by Disqus